?

Log in

No account? Create an account
Хочеться лета
shmanko
 Как хотел бы я лета..
Да, я помню, как в середине августа я говорил нечто вроде: "Да, к черту это лето. Так задолбала эта жара..". Но был определенно не прав. 

Ведь летом можно собраться огромной компанией, закупиться холодным пивом и отправиться за Перекресток, в лес. А там, разложившись на прогретой солнышком поляне, лежать на спине и курить кальян, рассматривая понимающиеся к голубому небу клубы серого дыма. Ближе к вечеру развести костер, гулять в темноте, думать о чем-то хорошем. А потом устало возвращаться через весь город домой, дома принять холодный душ, посмотреть на пустое окно irc и лечь спать часов на 12.
А ещё, ещё летом можно сидеть полулёжа на лавочках у памятника, смотреть на красивый закат и что-нибудь лениво обсуждать.
Или вместо этого закупить вина в подушках, травы и направиться к "Троим". Играть в ассоциации, смеяться всю ночь, встречать рассвет, гулять по каналу.

Как меня замучал этот снег...

Братцы
shmanko
 На станции было холодно, а ветер, идущий из тоннеля, разносил между колоннами затхлый запах. Прислонившись спиной к стене, на полу сидел молодой человек, одетый в грязное потёртое пальто. Он не был попрошайкой, деньги пока были. Пока. Ему просто было некуда идти.
Очередной поезд с грохотом вылетел из тоннеля, слепя фарами. Толпа людей заполнила полупустой вагон, как жидкость – сосуд. Опоздавшие люди стояли на платформе, на скамейке слева дремала бабушка, обнимающая матерчатую сумку с алюминиевыми банками, справа, сидя на какой-то железной конструкции, пили пиво и громко смеялись противными скрипучими голосами подростки в оборванной одежде. За углом, около эскалатора, слепая девушка исполняла на скрипке “Fur Elise”, слегка покачивая головой в такт музыке. Залаяла собака, невесть как прошедшая через эскалаторы и изучающая станцию. Станция метро «N-ский проспект» жила спокойной жизнью.
Шипя, открылись двери подошедшего поезда. Среди серой массы народа, повалившей из дверей, человек в пальто заметил худого молодого человека высокого роста в кожаном плаще. Его волосы были всклокочены, а взгляд прожигал каждого встречного ненавистью. Он вышел из вагона, встал спиной к поезду, сунул руку под плащ и достал оттуда пистолет.
Первый выстрел, и вышедший из соседнего вагона подросток в черном балахоне упал, разбрызгивая вокруг кровь и дергаясь в конвульсиях. Слепая музыкантша отбросила скрипку и упала на пол, закрыв голову руками. Второй выстрел, и бабушка, дремавшая на скамейке, сползла на пол, оставив на стене красное пятно. Толпа в панике разбегалась, никто не предпринял попыток остановить человека с оружием. А он пока только начал своё кровавое развлечение.
Третий выстрел – клерк в костюме с дипломатом упал на бегу. Четвертый – один из беспризорников, пьющих пиво, получив пулю в ногу, упал на рельсы. Пятый – толстый бородатый мужчина в дублёнке удивленно смотрел на увеличивающееся черное пятно на животе. Убийца крутанулся на пятках и наставил дуло пистолета на человека в пальто. Их взгляды встретились.
- Ты тоже один из них, ты должен умереть, - услышал человек в пальто, но губы убийцы не двигались. Голос разносился, как будто, изнутри головы.
Человек в пальто посмотрел в выпученные глаза с расширенными зрачками и подумал «По-твоему, это-возмездие? Это – то, что эти люди должны получить за свои грехи, за свои грязные мысли?».
- А что же ещё?! – произнёс голос в голове у человека в пальто, - они все грешны и заслуживают быстрее убраться из этого мира!
- Ведь уже сегодня твоя жизнь превратиться в кошмар. В погоню, исход которой обернётся не в твою пользу. Я ненавижу людей не меньше тебя, у меня есть на это причины.
- У меня больше нет путей кроме этого. Я никому не нужен, мне не на что жить, да и незачем. А по дороге к собственной смерти, я отберу жизни у этих тварей.
- Но я же тоже не имею людей, кто мне дороги, не имею дома, а денег мне осталось на пару дней существования. Я ведь так не поступаю? Хотя. Лучше мгновенная жизнь, чем вечное существование.
Лицо убийцы перекосилось ехидной улыбкой. Человек в пальто встал и взял протянутый пистолет. Три пули были пущены в сторону приближающегося патруля, услышавшего звуки выстрелов. Голова одного из милиционеров разорвалась, раскидав куски черепа и мозга по полу. Двое остальных нырнули за колонну.
В тоннеле показался свет. Два абсолютно никчемных, но внутренне по-своему счастливых человека подошли к краю платформы и обнялись. Очередной поезд с грохотом вылетел из тоннеля, слепя фарами. Сделав шаг в сторону путей, в следующую секунду духовные братья погибли под колёсами поезда.
Поезд остановился. Толпа народа вывалилась из вагона, чтобы увидеть трупы и в панике убежать или равнодушно пройти мимо…

Лисапедище
shmanko
Сегодня с утра пришла ко мне абстрактная мысль собрать велосипед, валявшийся в корридоре уже два года в разобранном состоянии. Как ни странно, эту идею я воплотил в жизнь. Велосипед за это время частично поржавел, стал несмазанный. Тормоза работали с трудом. Проехав пару километров, я решил что ездить на нём невозможно ибо отваливались педали, он скрипел на всю улицу (а что, звонок не нужен :>) и ужасно болела jopa от долбаного сидения.
Нет, нафик нам велосипеды.

Дорога домой
shmanko
Выхожу я значит в 22-50 из Машкиного дома "задумчиво-уставший", иду к остановке. В кармане 28 р. Вижу подъезжает, останавливаеца, едет дальше маршрутка. Ну мне ессесно бежать лень, медленно подхожу, собираюсь ждать другую. жду 15 мин - никого :)) останавливаю такси, делаю глаза Кота из Шрека гвоорю "Подлипки не по дороге? денег 20 р". Довезли. Думаю где взять 4 р, тут встречаю знакомого :) иду дальше, чувствую идти неудобно. Смотрю - из ботинка торчит охеренный кусок стекла :/ стряхнул. Сажусь в маршрутку - там пара - блондинка и качок бухие в жопито. На проспекте Короёлва заходит хуй, похожий на папиного геодезиста и включает на мобиле Сектор газа. Меня пробивает на хи-хи :) Чувак смотрит на меня и лыбица типа "Вот я такой крутой слушаю сектор газа.". Подъезжаем к Болшево, качок орёт "БОЛШЕВООО!". Водило резко поворачивает, качок падает с сиденья Ж)) Обкладывает матом водилу, выходит, захлопнув охуенной силой дверь. Тем временем на меня лыбясь смотрит чувак с песенкой. Доезжаем до места, он открывает мне дверь 0__о. я ретируюсь.
А сядь я в первую маршрутку - ничего такого и не было бы.

Креативчик
shmanko
Боль.
Это все, о чем она думала, все, что она чувствовала последнюю неделю.
А может две? Часы тянутся, как месяцы. На самом деле, не менее двух
недель.
В комнате, похожей на ржавый бункер, она была прикована руками и
ногами к стене. Она уже давно не чувствовала рук и ног, на кистях
начала развиваться гангрена, чернеющая темнотой пропасти. Под ногтями
торчали шляпки гвоздей, доставляющие дикую боль каждую секунду. На
полу была запекшаяся лужа крови и гноя.
На глазах у неё была черная повязка
Он. Кто он?
За что?
Этот вопрос терзал её все время пребывания здесь. Она вспоминала все
свои грехи, всех своих врагов, но так и не могла найти ответ на этот
вопрос.
Сначала она кричала. Она билась в истерике и ругалась, слёзно просила
его и беспомощно плакала.
Ему надоело и он отрезал ей язык. Скорее всего, это был ржавый и очень
тупой секатор, так как лезвия встретились только после третьей
попытки, оставив истерзанный кусок плоти лежать на грязном полу.
Заскрипел открывающийся люк. пришло время кормёжки.
Он вошёл, громко дыша и ударил ей кулаком по лицу. Она молчала.
Он очень разозлился, размахнулся и воткнул ей в бедро вилку. Она
беспомощно замычала от боли и безисходности.
Дренаж открыл рот и в гортань начали падать куски сырого тухлого мяса.
Это был её завтрак. аногда она начинала захлёбываться и кашлять, а он
бил её ногами в живот.
-Наверное ты, тварь, хочешь узнать, кто я такой? - спросил он.
Она обреченно подняла голову, надеясь, что хотя бы увидит свет в
последние моменты своей жизни.
-Вспомни, - сказал он.
Вдруг она почувствовала, что одна рука освободилась от оков. Он
приложил её руку к своему лицу. Она почувствовала что-то
неестественное. Это была раковая опухоль, неестественно искривившая
его лицо, сделавшая его похожим на чудовище.
Тут она все вспомнила.
Она выходила из своего белого бентли, собираясь зайти в новый бутик в
центре, как вдруг её чуть не сбил с ног какой-то урод. Его лицо было
неестественно вывернуто, как будто наизнанку. Она закричала, села в
машину и, ударив его краем бампера, унеслась прочь. Дома она
успокоилась двумя рюмками виски и достаточно отошла от этого
происшествия.
-Теперь ты помнишь меня, тварь? - прошипел он.
Послышался щелчок, ещё один. Вдруг рядом вспыхнуло пламя, под
давлением. "Как у той дорогой зажигалки, что была у Андрея", -
подумала она.
Перед прикованной к стене женщиной стоял человек с прокаженным раком
лицом. Он держал в руках газовую горелку и циркулярную пилу.
Стрекот пилы, громкий вой. Кровь брызнула во все стороны, оросив
уродливое лицо маньяка. Из раны торчала дергающаяся вена, чудом не
поврежденная зубьями пилы. Вокруг рассыпались куски раздробленной
кости.
-Я буду резать тебя и прижигать. У меня был рекорд в 18 часов с
прошлой мадаммм... Думаю, с тобой я его побью.
Беззубая улыбка скривила не без того уродливое лицо.